Предвидение космических возможностей для музыки

В этот шаткий момент человеческой истории, с трудом можно вообразить диссонансно интегрированную и холистически резонирующую музыку будущего. Если человечество вынуждено будет вернуться к более простым формам жизни, не столь сложным технологически, но с новым ощущением «вселенского братства», то объединённые общей целью группы человеческих существ смогут вновь почувствовать потребность в пении в унисон, в то время как гонгоподобные инструменты будут окружать их гимны ореолом вибрационности музыкального пространства, пробуждающим эти объединённые голоса психически. С другой стороны, если современная цивилизация однажды вновь стабилизируется и успокоится, возможно, появится производство музыкальных инструментов, по сравнению с которыми, современные электронные устройства покажутся наивными и устаревшими предшественниками. А затем может появиться музыка полноты пространства, музыка истинной космической плеромы звуков. Я мечтал о таком инструменте, и писал о нём, в моём фантастическом романе «Возвращение оттуда, откуда нет возврата» (1953 г.). Поместил я его на отдалённой планете в созвездии Стрельца. Этот сакральный инструмент я назвал космофоном, «полем сил, окружённым мириадами светящихся кристаллов разных форм и цветов». Цитата из моей книги может помочь хотя бы вообразить перспективы сверх-сакрально-магического использования такого рода инструментов.

Космофоническое поле ожило, когда Вашишта передвинул несколько изящных вибрирующих толкателей, похожих на пальцы. Своей левой рукой он касался девушки, которая тоже испытывала вибрирацию. Внутри головы Вашишты сию же минуту возник резонанс кристаллоподобного органа экстраординарной силы. Это действительно подобно тому, как если бы космические вибрации проходили через него для очищения и фильтрации. Увы, он один теперь был способен исполнять эту функцию. Когда вибрация достигла крайней высоты, Вашишта дотронулся до одного из тысячи сенсоров, и удивительный тон заполнил холл. Каждый фейдер настроен на основной тон звезды. И первый тон высвободил тон Вру, который обеспечивает сферу звёзд носителем волны — неизмеримой космической силой ума.

Тело Дземы Дзе затрепетало, когда грандиозный тон захватил всё её существо. Нечто подобное тропическому цветку, раскрывающемуся на восходе солнца, открылось вдруг. Вашишта почувствовал это открытие, и великое волнение охватило его, поскольку он знал теперь, что в существе, которое он придерживал рукой, открылась дверь в пространство сознания, пространство звёзд. Что ещё это могло означать, как не то, что в этом пространстве уже должна пребывать, возможно, в спящем состоянии, нетленная форма бытия, вечное «Я»? Никто из ашуанцев никогда не испытывал столь внезапного открытия этой внутренней двери в таком раннем возрасте. Даже он, Вашишта, должен был прожить до преклонной зрелости, прежде чем достиг совершенного уравновешивания всех психических энергий и всех вибраций в своём организме, отчего наступил момент, когда чистый кристалл его сознания-ума растворил себя в проявлении мистической Формы Бессмертия — своей звёздной Самости. Она, должно быть, действительно бесценное сокровище!

Вашишта коснулся других сенсоров. Величественные тоны накладывались на основную вибрацию Вру, в постоянно меняющемся, модулирующемся хоре. Его палец коснулся сенсора, высвобождающего самую высокую вибрацию Сваха — парной звезды. Тогда тело Дземы Дзе неконтролируемо дёрнулось, как от конвульсии. Вишишта крепко держал её; смотрел в её сильно увеличенные глаза, которые пристально вглядывались в него. Картина. Да, он видел Форму, которую отражали глаза, прекрасную Форму чистого света. Дзема Дзе вдруг закрыла глаза, всхлипывая. Неизвестный звук сорвался с её губ. Старому служителю Вру показалось, что он услышал: Зара… Зара… Это имя?

Инструмент замолчал. Дзема Дзе всё ещё непроизвольно сотрясалась. Вашишта вывел её из космофонического поля, теперь уже умолкнувшего.[51]

Конечно, это лишь мечта, имевшая место в истории трансценденции и любви в рамках поля планетарной судьбы человеческой расы. И всё же, инструмент подобный космофону не невозможен, если условия на земле позволят развитие человеческих существ, способных служить каналами для фокусированного высвобождения космической трансформирующей силы, производимой взаимодействием поляризованных трансфизических энергий. Фокусирующим посредником, вероятно, всегда будет человеческое существо, чьё сознание и сила сосредоточиваются на трансперсональном уровне ума. Звук музыки является открытием сферы психизма; а уровень интенсивности и выразительности музыки есть динамическое отражение уровня психизма сверхчувствительных и открытых человеческих существ.

Музыка не пребывает в музыкальных нотах — в них ничего нет. Она высвобождается через тон и вибрационность музыкальных инструментов, которые резонируют воздействию психики человеческих существ — психике индивидуальной или коллективной. Музыка есть психическая коммуникация. Если и есть глубокий смысл в том, что вдохновенный учёный, Дональд Хатч Эндрюс утверждает в своей книге «Симфония жизни»[52], что «вселенная больше походит на музыку, чем на вещество» — так именно потому, что вселенная является целым, состоящим из невероятно сложной сети коммуникаций, где всё соотносится со всем.

Секрет такой повсеместной и всеобъемлющей коммуникации заключается во взаимопроникновении всех форм существования на уровне космического психизма — анима мунди в средневековом оккультизме, «мировой души». На этом уровне каждый центр существа резонирует с любым другим центром, проявляясь во всеобъемлющей Гармонии. Но поскольку каждый центр сознания всё ещё мистически сохраняет свою судьбу — своеобразие процесса и вибрации, свой духовный тон, — эта Гармония является диссонансной, олицетворяя неуклонную победу над центробежной тенденцией множественности. Это божественная любовь — вечно побеждающая безразличие Любовь, интегрирующая любые противоположности в музыке — в истинной музыке сфер.



5710011081066851.html
5710049803561817.html
    PR.RU™